Новое дело, Старейшая гидроэлектростанция Дагестана сегодня отмечает 75-летие

Сегодня эту ГЭС вспоминают нечасто — она как-то затерялась среди своих более мощных и современных собратьев. А ведь были времена, когда она была чуть ли не самой-самой. Ее плотина была самой высокой в СССР и второй по высоте в мире.

Да и тип этой плотины (арочно-гравитационный) в те далекие годы считался уникальным — на момент завершения работ в Европе работала всего одна подобная станция. Ну а в Дагестане ее вообще считали рукотворным чудом — практически вручную в труднодоступном горном ущелье всего за десять лет был построен высокотехнологичный объект, положивший начало будущей гидроэнергетике республики. Так что сегодня свое 75-летие отмечает не только станция-юбиляр — Гергебильская ГЭС, но и вся дагестанская гидроэнергетика.


А началось все в далеком 1921 году, когда на IX Всероссийском съезде Советов был утвержден план ГОЭЛРО (Государственный план электрификации России. — «НД»), предусматривающий строительство более 30 ГЭС и ТЭЦ в различных регионах страны. Правда, до Дагестана очередь дошла только в 1925 году, когда после многочисленных и чрезвычайно образных обращений председателя Дагестанского ЦИКа Нажмутдина Самурского на имя Председателя Госплана Глеба Кржижановского («На наших маленьких горных ослах, на наших тщедушных, шатающихся от горных ветров быках, на изможденных систематическим голодом мышцах наших бедняков далеко уехать нельзя. Для нас более чем для кого-либо нужна электрификация».) было принято постановление комиссии по электрификации России о начале строительства гидроэлектростанций в Дагестане. Вот выдержка из этого документа: «Принимая во внимание, что ДАССР является одной из отсталых и бедных республик СССР, признать необходимым отпустить на особо льготных условиях один миллион рублей на постройку пяти гидроэлектрических станций (Хаджал-Махи, Кази-Кумух, Гуниб, Хунзах, Ахты)».


Через год, в 1926 году, Дагестанский экономический Совет решил, что экономичнее построить одну мощную гидроэлектростанцию, чем пять станций малой мощности. В качестве места строительства было выбрано Хартикунинское ущелье на реке Кара-Койсу неподалеку от Гергебиля. Была определена и мощность будущей станции — 4,2 МВт.


…Приступая к подготовке материала о юбилее Гергебильской ГЭС, корреспондент «НД» прекрасно понимал, что работать ему в основном придется с архивными документами, поскольку строителей, работавших близ Гергебиля 75 лет назад, отыскать вряд ли удастся. Но судьба неожиданно преподнесла ему подарок в лице Нигматулы Абдулаева. Нет, Абдулаев ГЭС не строил, поскольку родился уже после ее пуска. Но, проработав на станции почти 50 лет, в том числе 15 лет в качестве директора, он все эти годы бережно собирал материалы об ее истории. И настолько проникся духом той эпохи (это ощущение «встроенности» в иной временной пласт знакомо хорошим историкам), что практически стал очевидцем строительства.


Характерный пример: Абдулаев идет по краю водохранилища и вдруг резко останавливается. «Смотрите, — тянет он вверх руку, указывая на какую-то точку на вертикальной скале. — Видите кусок доски метров на 20 ниже вершины? В этом месте один из строителей Магомед Гаджиев по кличке Врангелович (он постоянно что-то сочинял) углядел гнездо диких пчел. Он забрался наверх и собрал два ведра меда, которые, естественно, поставил на общий стол (строители станции жили практически одной семьей)». В этот момент у корреспондента «НД» возникло стойкое ощущение, что Абдулаев лично присутствовал при историческом подъеме и, конечно же, ел добытый Врангеловичем мед. Естественно, после этого все исторические справки были отложены, и право рассказать о строительстве самой первой дагестанской ГЭС было предоставлено ее добровольному историку — Нигматуле Абдулаеву.


— Прежде чем начать рассказывать о той далекой стройке, я хочу, чтобы вы представили себе атмосферу тех лет, колорит эпохи. Смотрите, на момент начала строительства ГЭС в Дагестане насчитывалось 78 маленьких электрических станций. Большинство из них представляли собой обычные водяные мельницы, к которым был подсоединен генератор. Их мощность колебалась в пределах 60-320 КВт. Так вот одна из таких примитивных электростанций (она работала от дизельного двигателя) имелась как раз в Хартикунинском ущелье. Во время строительных работ от нее запитывалась камнедробилка (при помощи этого примитивного оборудования строители получали не только гравий для производства бетона, но и песок, поскольку доставлять его в горы с побережья Каспия было весьма проблематично). А так как эта станция постоянно работала с перегрузками, обеспечивая работу отбойных молотков проходчиков, на время работы камнедробилки свет в поселке строителей полностью отключался.


Вроде бы незначительная деталь, но она, на мой взгляд, дает представление о том времени, когда республика была не в состоянии даже обеспечить доставку песка к месту строительства. Что там песок, если арбы, запряженные лошадьми и быками, которые были мобилизованы практически во всех окрестных селах, едва обеспечивали своевременную доставку цемента из Буйнакска, расположенного в 80 километрах от места строительства. Груженая арба добиралась из Буйнакска до стройки за три дня, еще два дня занимала обратная дорога. Как-то в молодости я несколько раз прошел по этой дороге пешком, в среднем на это у меня уходило около полутора суток. Это позволило мне словно воочию увидеть медленную процессию повозок, плетущихся по горному серпантину зимой и летом в течение десяти долгих лет. По словам очевидцев, во время строительства дорога от Буйнакска до Гергебиля постоянно была заполнена непрерывным потоком арб, везущих бочки с цементом и другие строительные материалы.


Основная «техника» — лом, лопата, кирка, тачка, носилки. Главный же инструмент — человеческие руки. Зимой на стройке работало около 500 человек, живших во временных бараках. Летом число работников доходило до 2000, вокруг стройки для мобилизованных разбивался палаточный городок. За время строительства поменялось 11 начальников. В первые годы их снимали «за медленные темпы» работ, что грозило лишь потерей должности, в последующем — «за саботаж» со всеми вытекающими отсюда последствиями.


Показательно поэтому, что в первые годы строительство постоянно отставало от графика на 2-3 месяца, а начиная с 1936 года, работы начали вестись с опережением графика. Первым начальником стройки был инженер по фамилии Бойко, заканчивал ее некто Гуркевич (вообще все инженеры и техники были приезжие, свои кадры в Дагестане появились позднее).


Ну а теперь непосредственно о ходе строительства. Первые работы в Хартикунинском ущелье начались в 1929 году, проекта станции к тому времени еще не было, он только готовился. В основном велись работы по подготовке к проходке туннеля для отвода воды. Основные же строительные работы по возведению станции были начаты во втором квартале 1931 года. Первоначальный проект ГЭС предполагал возведение арочной плотины. Однако во время горных разработок в створе плотины выяснилось, что скалы, на которые должна опираться будущая плотина, передавая на них давление воды, имеют трещины. Работы на плотине были прекращены, и из Москвы приехала комиссия в составе главного инженера Гидроэнергопроекта Александрова, итальянского инженера Омодео, американца Торпена и еще нескольких человек. В ходе обсуждения возникшей проблемы было принято решение отказаться от арочной плотины и строить арочно-гравитационную. В итоге масштабные работы на Гергебильской ГЭС возобновились лишь в 1934 году, после того как Главэнерго, рассмотрев семь возможных вариантов плотины, утвердило окончательный, разработанный институтом «Ленгидропроект» (впоследствии этот институт готовил проекты практически всех дагестанских гидроэлектростанций).


Проект предусматривал возведение бетонной арочно-гравитационной плотины высотой 69,5 метра, длиной по гребню — 76 м, шириной в основании — 19,8 м — и шириной на гребне — 1,89 м. Чтобы соорудить ее, в узкий просвет между скалами в Хартикунинском ущелье необходимо было залить более 21000 кубометров бетона. Именно поэтому «цементные» арбы в течение нескольких лет круглосуточно пылили по дороге Буйнакск — Гергебиль.


Надо отметить, что на время подготовки проекта строительство не замораживалось. Велись работы по расширению дороги, строительству городка, три бригады вели установку деревянных опор линии электропередачи от будущей ГЭС до Буйнакска. Продолжалась также проходка отводного тоннеля. Скальный грунт из него частично использовался для приготовления гравия и песка, кроме того, им также засыпали площадку для установки трансформаторов. Параллельно шли работы по подготовке площадки под строительство здания станции. С 1932 года началась проходка подводящего тоннеля к местам установки агрегатов. На нем круглосуточно работали две бригады, идущие навстречу друг другу. Рабочая смена под землей продолжалась 4 часа. В каждой бригаде трудились 12 человек: четверо работали отбойными молотками, остальные вывозили отработанную породу, налаживали освещение и вентиляцию.


Стройка сразу же была объявлена ударной, с первых же дней на ней было организовано социалистическое соревнование. Победители получали талоны на дополнительное питание в столовой. Кроме того, такие талоны ежедневно выдавались проходчикам, работавшим под землей.


Интересный момент. Местные жители сначала отнеслись к строительству несколько настороженно, но потом, после некоторых событий, которые сегодня бы назвали знаковыми, они свое отношение переменили. Дело в том, что во время проходки тоннелей в них несколько раз случались обвалы. Но при этом они происходили лишь тогда, когда в тоннелях не было рабочих, и, самое главное, обрушивались как раз те места, которые надо было проходить. В общем, сама природа помогала людям строить эту ГЭС.


За период с 1934 по 1937 год подрядная организация трест «Коммунэнергострой» возвела и сдала в эксплуатацию основные сооружения: плотину, напорный тоннель, здание станции, строительный тоннель, распределительное устройство и левобережный сбросной тоннель.


Пробное заполнение водохранилища было осуществлено в начале марта 1937 года, но оно оказалось неудачным — выявились течи по швам бетонных блоков. 19 марта после цементирования швов попытку повторили, и приехавшая комиссия констатировала — возведение самой высокой в СССР и второй в Европе арочно-гравитационной плотины завершено!


К слову, в 1974 году по заданию завсектором ЦК КПСС Николая Марчука было произведено обследование состояния бетона плотины. Работы проводил профильный киевский НИИ. В заключении специалистов было сказано следующее: «Бетон высококачественный, его состояние очень хорошее. Плотина простоит без капитального ремонта как минимум еще 100 лет».


Через год после завершения основных строительных работ на станции был установлен первый гидроагрегат мощностью 1,4 МВт. День его пуска — 19 июля 1938 года — считается днем рождения Гергебильской ГЭС. Ну а окончательная точка в строительстве гидроэлектростанции была поставлена 25 апреля 1940 года, когда был осуществлен пробный пуск станции суммарной мощностью 4,2 МВт (три гидроагрегата по 1,4 МВт).


Естественно, никакой автоматики на тот момент на станции не было, она управлялась вручную. Каждый агрегат обслуживали два машиниста, которые открывали и закрывали направляющие аппараты, а проще говоря, заслонки.


Первоначально станция снабжала электричеством поселок строителей и эксплуатационников, а также город Буйнакск. Ну а после Великой Отечественной войны, когда была построена линия электропередачи 35кВ Буйнакск — Махачкала, Гергебильская ГЭС вошла в параллельную работу с Каспийской ТЭЦ и махачкалинской электростанцией «Промэлектростан», положив начало созданию единой дагестанской энергосистемы. К этому времени ГЭС уже носила имя легендарного подводника Магомеда Гаджиева, памятник которому установлен на ее территории.


За прошедшие со дня пуска станции 75 лет на Гергебильской ГЭС было проведено две реконструкции. Первая была выполнена в 1956—1960 годах под руководством Иман-Газали Нураева. Было установлено два дополнительных агрегата мощностью 1,66 МВт каждый, что позволило увеличить мощность станции до 7,5 МВт. Кроме того, на 2 метра была увеличена высота плотины, а также расширен машинный зал.


В этот же период была произведена автоматизация станции. Отныне все операции: пуск агрегатов, снятие нагрузки, остановка агрегатов, осуществлялись из Махачкалы с помощью автооператора Дагэнерго. Это позволило существенно сократить число персонала станции — 58 подготовленных энергетиков пополнили ряды строителей Чирюртской ГЭС.


Очень хорошо, что я об этом заговорил. О второй реконструкции я расскажу чуть позже, а сначала, пока не забыл, несколько слов о том, чем эта станция стала для Дагестана. Я хотел сказать об этом раньше, но потом увлекся хронологией стройки. Помните, я сказал, что работали на строительстве жители окрестных сел, а инженерно-технические работники приезжали из городов России? Так вот, уже к концу строительства ситуация стала меняться, начали появляться первые дагестанские инженеры. В итоге в 1940 году станцию принимал уже дагестанец, Магомед-Шариф Ахмедов, ставший ее первым директором.


В последующем Гергебильская ГЭС стала настоящей кузницей кадров для дагестанской энергетики, здесь работали директорами все будущие руководители дагестанской энергосистемы. Так, Ибрагим Мунчаев впоследствии стал директором Чирюртской ГЭС, Вагид-Хан Муслимов — одним из первых руководителей Дагэнерго, Дагкоммунэнерго возглавил Иман-Газали Нураев, Дада Магомедов руководил Гергебильскими электрическими сетями, Гамзат Гамзатов также стал руководителем Дагэнерго. Я вам еще много известных имен назвать могу, но и без того понятно, какое большое значение имела эта станция.


С первых дней строительства здесь были организованы курсы подготовки для водителей, электриков, станочников, представителей других рабочих профессий. Вы только представьте себе, в диких горах, где главным средством передвижения была арба, появился целый островок индустриализации. Итогом этого стало массовое рождение целых династий энергетиков Дагестана. Сегодня дети первых строителей уже на пенсии, но в дагестанской энергетике продолжают работать их внуки и правнуки. Они бережно хранят память о своих славных предках, основателях династий Магомеде Омарове, Магомеде Гаджиеве, Джалалудине Алимагомедове, который стал на стройке Героем Социалистического Труда, Магомедрасуле Османове, Викторе Зибареве и многих, многих других.


В 1989—1993 годы по инициативе Гамзата Гамзатова была осуществлена вторая реконструкция станции. Были демонтированы три старых изношенных гидроагрегата, построено новое здание ГЭС с тремя новыми гидроагрегатами по 5 МВт каждый. В итоге общая мощность станции достигла 17,8 МВт.


Сегодня станция ежегодно вырабатывает в среднем 61,5 млн кВт.ч электроэнергии. А всего со дня ввода в эксплуатацию ею выработано более 2 млрд 250 млн кВт.ч.


В 2004 году в 5 км от Гергебильского гидроузла, выше по течению реки Кара-Койсу была введена в эксплуатацию Гунибская ГЭС установленной мощностью 15 МВт (сегодня на обеих станциях работают практически одинаковые агрегаты). Так вот, водохранилище Гунибской ГЭС объемом 10 млн куб. м стало аккумулятором воды для стабильной работы Гергебильской ГЭС, поскольку первым принимает на себя паводковые воды. С вводом в эксплуатацию Гунибского водохранилища значительно улучшились условия работы гидротурбин Гергебильской ГЭС.


Мне довелось участвовать в строительстве Гунибской ГЭС, в ходе которого активно использовалась самая современная техника: экскаваторы, автокраны, автопогрузчики, бульдозеры, тракторы — всего и не перечислишь. Кроме того, активно применялись взрывные работы. И тем не менее строительство этой малой ГЭС растянулось почти на десять лет. Получается, что в иных случаях энтузиазм значит не меньше, чем техника…


В настоящее время Гергебильская ГЭС входит в состав Дагестанского филиала РусГидро. Ну а непосредственно работой станции руководит Магомедбашир Мазгаров. 


Стоит отметить, что при строительстве Гергебильской ГЭС было использовано такое количество нестандартных инженерных решений, что и сегодня испытываешь гордость за строителей. К примеру, из-за ограниченности территории на крыше здания ГЭС было расположено открытое распределительное устройство 35кВ. Или вот, смотрите, от станции уходят вверх, в сторону от водохранилища, пять линий электропередачи. Поскольку столбы в водохранилище установить нельзя, эти линии опираются на тросы, натянутые между стенами ущелья. И таких изящных решений здесь множество.


Кстати, в водохранилище и искусственных прудах возле здания ГЭС усилиями работников Гергебильской ГЭС создано рыбное хозяйство, где выращиваются форель и другие породы рыб. Вода из водохранилища используется и для орошения близлежащих садовых участков.


Дагестанский филиал ОАО «РусГидро», возглавляемый Тимуром Гамзатовым, постоянно держит на контроле вопросы дальнейшего развития и модернизации Гергебильской ГЭС. В 2001 году на станции была внедрена компьютерная техника, в 2007 году — автоматизированная система коммерческого учета электроэнергии, а в январе 2008 года — автоматизированная система телемеханики и связи с передачей информации по оптико-волоконной линии связи и через спутниковую сеть. На станции действует современная цифровая АТС на 100 номеров. Таким образом, станция сегодня соединяет в себе историю и современность, являясь живым памятником первым энергетикам Дагестана.


Андрей Меламедов

АКЦИИ / АДР РУСГИДРО   
КОТИРОВКИ
Акции / АДР
Индексы
ФИЛИАЛЫ
ДОЧЕРНИЕ ОБЩЕСТВА
Ваше обращение принято. Ответ будет подготовлен и отправлен в течение 20 календарных дней. ok